Category: юмор

автор юзерпика anafignikvapshe

польза ералаша

Гоша:
- Я вчера ночью читал Лермонтова. Стихи. Захотелось. И Пушкина потом ещё. Некоторые  фрагменты, которые мне нравятся… из Евгения Онегина. Всю ночь практически.
Я удивляюсь:
- Чтойто тебя вдруг повело?
Объясняет:
- Да посмотрел Ералаш, там как раз читали «Белеет парус одинокий», и вот.

(вообще-то он должен  читать преступление и войну и наказание и мир, это вот всё, но - где Гоша, а где толстоевский)

going grey selfy

"такая развеселая хтонь и инфернальная жуть"

А.Сальников, "Петровы в гриппе и вокруг него".
Из рецензии  Галины Юзефович - Горчев пускается в пляс, а Гоголь с Булгаковым  аплодируют:
то ли все происходящее в романе — гриппозные галлюцинации трех Петровых, то ли и правда обнажилась на мгновение колдовская изнанка мира
Мне очень понравилась эта книга, но  немножко обидно, что  я не всё понимаю (я узнаю мифологические  сюжеты  только те, которые прямо названы, а там ведь явно много всего:);  но вообще классно -  дочитав до конца, взялась снова с самого начала, и развлекалась, не хотела   потом долго браться ни за что другое.  Даже если  не разгадывать  всех  загадок,  просто по внешней канве замечательно - неслучайные встречи, удивительные совпадения,  точные наблюдения, нежный юмор.  И очень легко  узнать себя в героях.
автор юзерпика anafignikvapshe

нервная мама нервного мальчика

Эпикриз  - тадамм- традиционно соответствует анамнезу:)
"ненавижу, когда я прав" (голосом Брюса Уиллиса, спасающего мир).
Да и хорошо. В исследованиях всё чисто (это, конечно, слава Богу), больше ничего не находят.
Что делать, правда, не ясно... ну, то есть, ясно, всё как обычно идите идите идите  по месту жительства, продолжайте наблюдаться, соблюдайте назначения.
А, образчик юмора из выписной справки: "неврологический статус: мало рассказывает о причинах госпитализации".
автор юзерпика anafignikvapshe

Аня, Гоша и другие

***
Гоша:
- Я упал с батута десять раз, очки погнул… бабушка поправила. Потом упал с гамака – два раза, как будто одного недостаточно.

***
Гоша особенных пенок не выдавал, а вот Анна:) смешит меня всё время.
Такая трандычиха - это жуть, - только её  и слышно бесконечно, не умолкает. Я даже и не всегда прислушиваюсь. Внезапно:
- Мы  видели там такой дом огромный, кирпичный, трёхэтажный, ну просто хоть школу  в нём размещай, тьфу-тьфу-тьфу не сглазить….
(???)

***
Отруганный за самовольную отлучку с участка в двенадцатом часу, запуганный маньяками и ювенальной юстицией Гоша засыпает. Но уснуть не может, каждую минуту он возникает, свешивается вниз и говорит:
- Ещё один последний вопрос,  можно? – и сыплются разнообразные вопросы.
Аня тоже никак не угомонится. Ворчит:
- Как теперь уснуть? Мысли на позитивный лад не перенастраиваются…   Надо помечтать о том, что всех детей из домов ребёнка разобрали по семьям… (ого, думаю)  Я бы себе взяла двух девочек.
Я говорю:
- Самая хорошая позитивная мысль перед сном -  мысль о том, какой, к счастью,  безопасный у нас посёлок:  вот некоторые дети шляются по ночам без взрослых, и с ними ничего не случается.

***
Купаются, орут. (Давно уж смыли с себя Чёрное море в грязном пруду). Ныряют с тарзанки. Гоша кричит:
- Аня! Ты русалка! – у него получается «трусалка».
Ржёт, повторяет без конца:
- Трусалка, трусалка, трусалка!
- «Безтрусалка» смешнее!
Гоша от смеха чуть не захлёбывается:
- Безтрусалка...
Аня, подумав:
- Да, я the best русалка!

***
Вообще какашки, сиськи и письки – самое смешное в жизни. Ещё представлен немножко чорный юмор,  типа отрезанных голов  или отравления миндальным печеньем.  Местные хулиганы и хулиганки очень изящно оперируют матерными словами, наши дети под большим впечатлением. Я пытаюсь их вразумить, мол, это деревенские мальчишки недоразвитые шутят на темы лифчиков и поноса, а вы-то, дети из интеллигентных семей, всё-таки уже можете  перейти на уровень интеллектуального юмора! 
Аня интересуется:
- А что, кроме туалетного и интеллектуального больше никакого юмора нет?
Я отвечаю:
- Отчего же! Есть! Э-э-э… На банановой кожуре подскользнуться – тоже юмор… А есть ещё  тонкий английский юмор.  Есть юмор абстрактный, например. Или абсурдный.
Аня:
- Ага, я понимаю, это когда ничего смешного нет… Ха-ха… Вот как  сейчас, например… (Сгибается пополам от хохота).

***
"дорогое имячко"
Дети играют в дочки-матери. Аня – мама, а Гоша и Настя – её дети, их понарошку зовут Саша и Коля. Постоянно орут дурниной:
- Мама!
Аня (глухая) не отвечает, зато я с другого конца участка сразу отзываюcь:
- А, что? Что случилось? – и бегу.
Прибегаю – ничего не случилось.
- Это мы играем, мы тебя не звали.
Через минуту Аня орёт:
- Саша! Са-аша!!
Настя  почему-то не отвечает, а я опять проявляю чудеса быстроты реакции,  отзываюсь и прибегаю быстрее всех:
- Что случилось?
– Ничего. Мы играем. Мы тебя не звали.
Я начинаю сердиться. Прошу:
- Настя, ты не могла бы себе какое-нибудь другое имя выбрать, а  то я нервничаю.
Настя, с обидой:
- А я не виновата, что мне это имя очень нравится!
(Я, с одной стороны, даже  польщена, - ведь будь я ужасным существом, ребёнок вряд ли захотел бы так же называться.. Но всё равно противно!)
Тут Аня вспоминает:
- А я знаю страшную историю! Одна девочка назвалась именем сестры, а её убили!
Настя:
- Аня, расскажи про это!
Аня рассказывает кратко:
- Жила-была девочка… Мама у неё умерла. Папа женился на другой, и..
- Золушка?
- Нет, помолчи.  Кстати, её звали Саша (делает страшные глаза). У мачехи тоже вскоре родилась дочь. То есть младшая сестра. И ей очень нравилось имя  старшей сестры, она  хотела, чтобы её тоже звали Александрой. Но родители сказали – ну, пусть будет хотя бы Александрина. А старшая не хотела своё имя отдавать. А младшая сестра, дурочка, всё-таки назвалась тоже, как сестра, и после этого пропала! И подозревают, что это старшая сестра её убила.  И  в саду закопала! Она стала ведьмой.
- Ужас! И что, на самом деле?
- Я не знаю, что там дальше, это Сашина книжка, Саша сама  только начала читать! Я спросила – про что? Она мне рассказала; а я хотела взять у неё эту книжку – взяла полистать, там дохлые собаки, ничего не понятно... Это детектив, там такая картинка на обложке красивая, страшная… Но она мне не даёт. Говорит, что мне рано! Хотя я уже читала «Поющие в терновнике»!
Я смеюсь, потом смотрю на Настю страшными глазами. Настя после этого решила переименоваться в Арину.
Ага:) а вы догадались, что за книжку я читаю?