August 14th, 2019

от Лабазова

дочери мои милые, дочери мои любезные

Мэри Кубика, "Милая девочка".
Перевод М.Кириченко, наврала, на самом деле перевод К. Бугаевой. Читает Михаил Росляков.
Впервые за долгое время понравился детектив. Хотя это и не детектив.
Это "Аленький цветочек" наизнанку.  У судьи, одного из самых влиятельных лиц в округе, пропала дочь... Киднэппинг, шантаж, требование  выкупа, и проч. криминал, вскользь. 
Но теперь ведь как, если  автор даёт слово разным персонажам - жди ненадёжного рассказчика.
Однако,  повествование скачет  "до" и "после", и дочь-то нашлась, и сразу практически понятно, что произошло,   так что никто из героев вроде бы прямо и не врёт, все о чём-то умалчивают.
Героиня пытается с помощью психоаналитика вспомнить в подробностях, как дело было, и фон заполняется - семейное, детское, сложное, обиды и подозрения.
Детектив втрескался в  мать похищенной, англичанку по рождению,  старающуюся быть американкой, впитать космополитизм мужа.
У  загнанного героя, который "чудовище" (кстати, классно написано,  как он всё время собирается сделать что-то плохое,   агрессия висит в воздухе)  у него своя грустная история (тоже чем-то Кинговским повеяло), плюс теряющая рассудок старуха-мать.  Всех жалко.
Стокгольмский синдром  расцветает романтической пасторалью у  выживальщиков, мёрзнущих зимой в летнем домике у озера; они даже кота завели, и уже начинают делиться сокровенным. Тут очень  атмосферные, извините за выражение, главы, погода-природа, пейзажи, я неожиданно для себя прониклась (мне даже снится этот северный лес в окрестностях городишки Гранд-Марей). Чувственное и эмоциональное напряжение  с неуместной на первый взгляд лирикой, трогательные моменты; и вроде бы все нитки сходятся к концу.
Надеюсь, я не наспойлерила... ведь до правды лично я так и не додумалась,  а она "открывается под конец".